Вернуться к обычному виду
Арсо-Аудит
Медиа-Сервис
Эксперт
Пробизнесконсалтинг



Сколько Родов останется в Русском Мире?

В конце двадцатых годов прошлого века, продолжая прерванную традицию трубадуров и менестрелей , ездил по городам поэт и читал поэму. Поэма называлась «Хорошо!», поэта звали Владимир Маяковский. В городских театрах не хватало мест и билетов - в них выступал Поэт.
На рубеже нового тысячелетия по городам и весям Поволжья начал свои лекции-выступления человек, которого чаще называют практикующим философом или гуманитарным технологом, но в последнее время все чаще тоже поэтом – Ефим Островский. Исторические аналогии здесь вполне уместны. Особенно, если вспомнить, как в 2000 году затих зал московского «Метрополя», когда с ним заговорили о Предназначении, а через три года невозможно было достать пригласительных на мюзикл «12 стульев» – Островский читал «Контр-революцию». Логичным продолжением стало действо в предновогоднем «Мериотт Гранд Отель» – с театральным дымом, иллюминацией, плазменными панелями, восторженными дамами в бриллиантах. Посещение новогодних лекций Островского становится, видимо, признаком хорошего тона и вкуса. На этот раз давали «Субъект – или сумма влияний? Об идентичности». Правда, впервые либретто разослали заранее – текст сложный, спорный и неоднозначно понимаемый. В нем говориться о контурах создания другой России. Которой мы еще не знаем. Судите сами: «Итак, русский инструментарий находится в руках нервных, амбициозных и поспешных деятелей, воспринявших тезис о том, что личность имеет свою роль в истории. Что мы можем сделать с этой напастью? Мы отвечаем: наш тезис, который мы можем положить в основание действительно длинной, исторической воли – это старый как мир тезис о том, что историей правят Рода… Именно track-records родовых историй формируют основу Исторической ткани, задающую её - следите за русским языком! – основательность: прочность, надёжность, устойчивость к хаосу внеисторического существования. … Говоря или слыша о Семьях и Родах, большинство современных владетельных русских обращаются к мыслям о своих корнях – и, как правило, обнаруживают отсутствие аристократических предков. В этом – видимое противоречие родовой «аристократической» самоидентификации новой элиты; однако противоречие это существует лишь до той поры, пока мы продолжаем искать свои корни в прошлом величии (и не можем найти – потому как не имеем к этому прошлому величию никакого отношения) – а не начинаем относиться к себе как к корню будущего: иначе говоря, организуя «проект России», элиты могут самоопределяться как «первое поколение новой русской аристократии» (как, собственно, любая аристократия когда-то и начиналась). Таким образом, легитимность владетельных родов Русского Мира будет происходить не из прошлого, а из будущего. Из идеального пространства проектных целей, которые объединят эти элиты…Возможно, это - единственный тип идентичности, пригодный для России в сегодняшней её как внутренней, так и внешней ситуации: есть ли в мире сегодня ещё одна страна, которая обладала бы необходимыми условиями для того, чтобы превратить «идентичность будущему» или, иначе говоря, «идентичность развитию» в своё исключительное конкурентное преимущество?»
Создание тысяч, миллионов семей-родов, способных нести через историю тысячи, миллионы родовых дел, по мнению Островского, и может быть предназначением новой России, тем, что «свяжет» Русский Мир и обеспечит его будущность. Рискну немного отойти от поэтической риторики Ефима Викторовича и продолжить разговор о русских родах, остановившись только на этой части выступления. Особенно в контексте процессов и явлений, происходящих в Русском Мире и его материке – России:
Не надо строить иллюзий - Рода русского мира самоуничтожаются и слабеют, остатки связующих нитей только поддерживают еще некое ощущение единства, которое дается все с большим трудом. Да, Миръ будет ущербным, когда в нем останутся только островки русских родов. Но факт остается фактом, подтверждающийся цифрами из года в год – носители Русского Мира отказались от продолжения своих родов. Даже самого простого - физиологического продолжения. Отказались осознанно, и, видимо, бесповоротно. Возможно, выход остается только в использовании силы, данной Русскому Миру – способностью перемешивать в своем котле чужие Миры и «варить» из них что-то другое, меняя смыслы, встраивая свои. Принимать чужие уклады и по возможности пристраивать к ним свои. Наверное, поэтому сейчас стоит присмотреться именно к мусульманским родам Русского Мира, которые окрепли и разрастаются, к процессам, происходящим на Северном Кавказе и в целом движению родов с Кавказа в Россию. Стоит признать, что это более оптимистичный вариант, чем, например, экспансия Поднебесной. Да, будет другой Русский Мир, возможно даже с другими чертами лица и образами жизни, верами и надеждами, другими Родами, основанными на других корнях. Поставить такие «простые» задачи перед системами власти невозможно, встроить эти подходы в системы общественных коммуникаций, образования и т.д. – длительный путь, на который очень немного времени. Но вряд ли на это способны нынешние владетельные рода. Прежде всего, потому, что изначально заложено противоречие между новорусскими владетельными родами, ставшими одновременно и властительным, и их видением будущности России с самим источником происхождения этого видения. Видение не является их порождением, оно выстроено и выстрадано родами других Миров и кроится по их лекалам. «Жизнь для себя», ответственность только перед собой, на крайний случай (во спасение себя), перед государством, системы образования и здравоохранения, другие социальные институты как системы оказания услуг и не более и т.д. Новые владетельные семьи (в том числе и небезызвестная «большая Семья»), возникшие за последнее десятилетие, не в состоянии отвечать на простые вопросы что они делают в Мире, в чем их служение, в том числе и России? Соответственно, они не могут создавать Род. Они бояться сами себя, а не только Русского Мира, от которого отгораживаются самыми различными способами, в другом Мире им комфортнее – там обустраиваются, хранят деньги, учат детей, проводят отпуска и т.д. Второе противоречие - в антогонизме этих родов с теми тысячами, миллионами семей-родов, которые так и живут веками как Рода. Достаточно открыть тексты законов, обеспечивающих нынешние реформы в России, и, видимо, удобных для властительных родов, чтобы увидеть, что они направлены на уничтожение непосредственно укладов и образов жизни этих «массовых» семей-родов.
Свой вариант ответов на эти противоречия, особенно по части возникающих перед родами общественных обременений, Островский оставил в другой части выступления - «ВЛАДЕНИЕ СОБОЙ КАК ОСНОВАНИЕ (ПРИНЦИП) ОБЩЕСТВЕННОЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ».
Однако во многом ушел в бренды и создание смыслов, которые те несут, выращивание связей производителей и потребителей брендов. Но и сам завершил эту часть выступления массой вопросов: «Может ли быть субъектом установления правил совместный мета-проект различных владетельных родов, говорящих на русском языке и готовых осуществить (и осуществляющих) приватизацию русских общественных обременений? Сколько таких родов составят достаточный для субъектности мета-проект? Должен ли этот мета-проект интегрировать в себя не только финансовые капиталы, но и те «владения», которые описываются в языке «человеческого капитала»? Что можно и следовало бы сделать, чтобы такой субъект воплотился в реальность?»
Ответов нет. Только размышления, что уже многое, особенного для владетельных родов, если они таковыми хотят быть и если они это слышали. Остальным есть смысл открыть поэму «Хорошо». Аналогии с текстами лекции Островского будут уместны - «Поэт в России больше, чем поэт».

Размышления о поэтической лекции Ефима Островского себе позволил А. Зорин, директор Агентства развития общественных связей «PR-технологии» Группы компаний «ПроБизнесКонсалтинг» (г. Киров(Вятка)

(специально для журнала «Пресс-служба», январь 2005г.)


Если вы увидели ошибку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
    


Наши партнеры:

Общественная палата Кировской области
АССОЦИАЦИЯ ЮРИСТОВ РОСИИ - Кировское региональное отделение