Вернуться к обычному виду
Арсо-Аудит
Медиа-Сервис
Эксперт
Пробизнесконсалтинг



«Образы собираются, но нужны конструкторы»

Андрей Зорин - директор Агентства развития
общественных связей «PR-технологии» ГК «ПроБизнесКонсалтинг»


Кировская область в России вроде бы есть, но одновременно ее и нет – в восприятии большинства россиян , вне зависимости от рангов и почестей, это некая территория где-то за Полярным кругом или на Урале. Вятку, конечно, вспоминают значительно чаще. Даже в проекте последней конституции была сначала некая Вятская область. В федеральных СМИ и Рунете из Кирова сообщения на криминальные или курьезные темы, а экономические и политические события освещаются только в случае своей исключительной скандальности или неординарности . Для информационного общества, в которое стремительно врывается Россия, ситуация для региона сложилась недопустимая - есть прямая зависимость образа Кировской области с ее инвестиционной привлекательностью, с репутацией в деловых и политических кругах, с отношением самих людей к проживанию именно на этой территории. Не случайно в докладах по стратегии вопрос по Кировской области ставится именно как вопрос о самосохранении субъекта федерации, что особенно актуально при моде на укрупнения и объединения.
За последние два года в области неоднократно предпринимались попытки исправить положение. Необходимостью создания привлекательного образа региона, прежде всего, озаботились деловые круги, а торгово-промышленная палата стала проводить круглые столы, конференции, пытаясь выстроить диалог заинтересованных сторон. В системе управления области появились структуры, непосредственно отвечающие за подобное направление – Общественный совет по информационной политике при Губернаторе, объединенный департамент культуры, искусства и общественных связей, началась активная работа по формированию стратегии развития региона, где ответы на вопросы «Ты кто?» и «Куда идешь?» основополагающие. Но дело застопорилось, что-то произошло, остановился процесс понимания и поисков путей и механизмов выхода из забвения. Остается предположить, где оказался камень преткновения, на котором написано: направо пойдешь…, налево пойдешь…, ну а если прямо…

Для подобных крупномасштабных проектов формирования образа целых территорий или даже стран, в отличие от заказа отдельных корпораций, даже самых крупных, любой проектировщик, будь-то административная структура, консалтиновое или pr-агентство сталкивается с маленькой проблемой. Ее основа – самоидентификация. Для корпорации, при всей ее сложности, она решается через собственников, их понимание видения, миссии и целей. Коррелируется менеджерами, макроэкономическими и геополитическими трендами, внутренней культурой сложившейся организации. В нашей ситуации такой подход себя не оправдывает. Он подразумевает, что источник права собственности на территорию, обладатель власти над территорией, как и самой власти, так сказать, носитель суверенитета, должен будет обрисовать свое будущее, а менеджмент всего лишь откорректирует этот образ, вербализует его, опередив ожидания и намерения. Ситуация патовая. Поэтому и нет в России образов регионов, а перечень исключений, которые только подтверждают правило, известен: реализованные идеи национальной государственности, да столичной исключительности, как и суровых северных территорий – закромов Родины.
Видимо, ситуация не является исключительной и характерна для любой старорусской территории, которые никак не желают воспринимать себя просто как «транзитную», «приграничную» или «курортную». Подразумевая, что существуют для чего-то большего, а часто и необъяснимого. Отсюда страсть к «родинам» Дедов Морозов, Снегурочек, Бабы Яги, огурцов, рыжиков и пр. В определенной степени это стимулирует интерес для туристов, но так скоро вся Россия превратится в сплошные этно-языческие резервации.
Типовой вариант образа территории опирается на ее исключительность, уникальность. Исключительность, качественное отличие от всех себе подобных, включает набор уникальных природных и климатических условий, в том числе по временам года и даже погоде (чего стоит полярная ночь или сезоны ветров?). Второй пласт - неповторимость историко-культурного прошлого: стоянки первобытных людей и месторождения динозавров, архитектурные памятники и новострои, гастрономические изыски. Особенно - события исторического значения, желательно из Мегаистории – Ледовое побоище, Куликовская битва (кстати, а это какие регионы?), Мамаев курган.
Самым простым и понятным при формировании образа остается функционально-технологическое отличие. В наследство от советского времени в регионах осталась их отраслевая специализация – автомобильная, оружейная, металлургическая и пр. В большинстве случаев это то, что кормит население и местный бизнес, но только и исключительно на этом образ территории создавать опрометчиво – рыночная конъюнктура меняется, глобальный рынок в состоянии одномоментно перевернуть ситуацию. Это подтвердят жители городов-спальных районов металлургических заводов и химических комбинатов.
Четвертая сторона образа – это люди-легенды, люди-иконы. Персонификация территории – шаг важнейший и обязательный. Уникальный пример – Ижевск, где живет Калашников. Именно он стал основой образа города и практически целой республики, воплотив в себе и исторический, и функциональный, и даже духовный аспекты территории. Как ни странно, но именно с такими людьми в регионах беда. Их слава и состоятельность произошли в столицах, обозначив их национальное, а не региональное достояние. Это Шаляпин мог открыто заявлять, что из вятских крестьян, нынешние «легенды» обычно являются гражданами мира. Тем не менее, чем большее внимание и участие в судьбе своих звезд и звездочек культуры, спорта и искусства оказывает местное сообщество, тем большее основание имеет оно для дальнейшего использования его имени применительно к своей территории.
Самым сложным в выявлении образа региона и формировании его исключительности остается неуловимая ткань ее духовного и ментального отличия от других, поиск и признание, а, возможно, и культивирование норм, сложившихся в отношениях людей, проживающих на территории. Ни для кого не секрет, что приезжая в другой город мы сталкиваемся с непониманиями местной жизни, включая деловой оборот. Как в другой стране побывали. Вроде бы на одном языке говорим, одно дело делаем, а получается все по-разному, вплоть то того, что и как принято говорить за столом, как входить в дом, и означает ли согласие с вами безусловное исполнение обязательств и пр. Унификация России еще долго не грозить и многоукладность жизни, видимо, явление постоянное. В этом случае гигантское значение имеют сакральные места и события, связанные с территорией и с духовной жизнью народов и наций – места паломничества, возникновения мифов, оправления обрядов, обретения смыслов и артефактов. Во многом это рационально необъяснимо (разве что через геологические и космологические аномалии), но ценность они имеют гигантскую – курганы праотцов, гиперборейские знаки и символы, места обретения чудотворных икон. То, что останется и после нас, если, конечно, сознательно не уничтожать. Подходить к подобным достояниям только как к архитектурным или историческим памятникам – это упрощение и игнорирование их значения. По примеру Великорецкого крестного хода на реку Великую – чем больше бытового обустройства по пути паломников, тем больше среди них этим недовольных, а, значит, ставящих под сомнение необходимость участия (пойдут другим путем или в другое время, чтобы не попасть под колеса автомобилей или лопасти вертолетов).
Как свести вместе все плоскости образа, сделав его объемным и внятным, хотя бы видимым из-за горизонта? Технологически формирование, выявление образа региона опирается всего лишь на наличие в нем некого субъекта-инициатора, способного аккумулировать существенные ресурсы для запуска проекта под названием «Образ региона». Есть сомнения, что это в состоянии сделать частные корпорации, для которых территория нахождения своего бизнеса понятие относительное. Видимо, основные инициаторы находятся все же в сфере властно-политической . Для них образ территории может стать идеологической основой электоральной поддержки и нематериальным активом в реализации планов. Сам процесс, как показывает опыт и Кировской области, может быть длительным и нелинейным, вовлекая или отталкивая различные структуры из местного сообщества. Убежден, что созданным со стороны он быть не может. При этом именно сторонний взгляд – соседей, столиц и иностранных гостей может быть максимально полезен для выявления самой исключительности территории и является обязательным технологическим элементом процесса формирования, проектирования образа. Также очевидно, что в результате запуска самого процесса возникнут некие гуманитарные проектные или исследовательские центры и объединения. Именно свои НИИ краеведения или национальных культур стали в свое время основой для проявления образов национальных республик России. При этом уничтожение аналогичных центров в русских областях являлось составной частью национальной политики 30-ых годов прошлого века. Все остальные последствия подобных процессов, включая появление целых учебно-методических школьных комплексов по типу «Москвоведения», публичных конфликтов в региональных элитах («свой»// «чужой») и т.д. прогнозируемы, но управляемы. Остается неизвестным и не называемым только непосредственный субъект управления создания «Образа региона», от которого до «С чего начинается Родина?» остается восемьдесят восемь шагов, при чем с каждым годом их будет меньше.

«Пресс-служба»(№ 11, 2005г.)
Если вы увидели ошибку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
    


Наши партнеры:

Общественная палата Кировской области
АССОЦИАЦИЯ ЮРИСТОВ РОСИИ - Кировское региональное отделение